Министр Максим Топилин – о национальной системе квалификаций и стоимости труда на...

Министр Максим Топилин – о национальной системе квалификаций и стоимости труда на ПМЭФ-2017

157
ПОДЕЛИТЬСЯ

Стенограмма выступления Министра труда и социальной защиты России Максима Топилина на панельной сессии «Индустрия 4.0»: безработица или изменение структуры рынка труда?» в рамках Петербургского международного экономического форума-2017:

«Ольга Юрьевна (Голодец) обозначила проблемы, с которыми мы сталкиваемся, и то, что мы решаем с коллегами, прежде всего, из Министерства образования и науки. Я более подробно расскажу, что делаем мы.

Первое, с чего мы начали в 2012 году, – это с нового взгляда на требования к квалификациям. Так сложилось, что на протяжении последних двадцати лет этой теме практически не уделялось внимания, хотя все говорили, что есть дисбаланс, что что-то чему-то не соответствует. Правда, не могли понять, как эту систему выстроить. И, как нам представлялось, нужно было эту систему определенным образом описать в сотрудничестве с главными партнерами — работодателями и профсоюзами, потому что у всех существуют в этой сфере серьезные интересы.

Поэтому мы договорились о том, что пересмотрим всю систему квалификаций. Это тема, связанная с разработкой профессиональных стандартов. Сейчас мы утвердили уже больше тысячи профессиональных стандартов. Ответа на вопрос, а сколько же их должно быть вообще, чтобы закрыть всю систему профессий, требований, квалификаций, пока нет. Думаю, что где-то около двух тысяч. Пока мы в этом направлении движемся и думаем.

Принципиальным, как нам представляется, было то, что мы попытались сделать профессиональные стандарты не силами государства. Это было бы неправильно. Это все делают профессиональные сообщества. Это принципиально важный момент.

Вначале были попытки, чтобы эту работу делали представители науки в той или иной сфере, представители образовательных учреждений. Мы поняли, что это будет совершенно неправильным вектором в том числе и потому, что образовательные учреждения зачастую не заинтересованы перестраиваться. Поэтому нужно определенным образом реформировать систему внешним импульсом.

Самым важным, ключевым, моментом  подготовки именно требований к профессиям, профессиональным стандартам является то, что это зона ответственности представителей работодателей, представителей профессионального сообщества. И только тогда, когда профессиональное сообщество в той или иной сфере акцептует профстандарт, только тогда этот документ входит в пакет профстандартов и утверждается. И дальше, как сказала Ольга Юрьевна, образовательные организации должны под него перестраивать свои профессиональные программы. За этим тоже следят профессиональные сообщества.

Второе и очень важное, на мой взгляд, – это то, что мы буквально в прошлом году приняли совершенно новое законодательство, касающееся независимой оценки квалификаций на основе разработанных работодателями профстандартов.

Начинает зарождаться система оценки квалификаций, независимая от системы образования, тоже под эгидой профессиональных сообществ и объединений работодателей. Речь идет о независимых центрах оценки квалификации, которые будут постепенно наращивать свои обороты. Мы считаем, что именно в связи с тем, что это будет оторвано от системы образования. То есть система образования будет давать соответствующий образовательный уровень, а оценивать навыки и опыт работы, умение делать те или иные операции будут центры оценки квалификации. Мы хотим эти темы вывести на уровень объединений, представляющих работодателей.

Благодаря этому мы сможем, исходя из потребности бизнес-сообщества, перестраивать образование и навыки, стимулируя тем самым работника участвовать в процессе.

При этом очень важно, что работодатели получили серьезные налоговые льготы, если они направляют работника на оценку квалификации. Такие работники будут понятны на рынке труда с точки зрения того, что они умеют.

Второй момент, на который я хотел бы обратить внимание. Постараюсь изложить нашу позицию о стоимости труда. Труд в России еще, к сожалению, пока не такой дорогой. Есть разные теории по этому поводу, которые говорят: давайте сделаем труд дешевым, давайте что-то покрутим и тогда к нам пойдут инвестиции. Нам кажется, что это время уже ушло. Труд во всем мире там, где происходит развитие, дорогой. Дорогой труд влечет за собой изменения, в том числе роботизацию, новые технологии. В противном случае этого не происходит. То есть, если мы собираемся двигаться вперед, то нужно понять, что труд – самое дорогое, что может быть. Это означает, что нам максимальное внимание нужно уделять системам страхования, в том числе, сохранению работника. Дорогой работник – это работник, который, если можно так выразиться, следит за своим здоровьем путем определенной системы медицинского страхования, настроек, стимулов, ответственности работодателя. Работник меньше болеет, приносит меньше потерь, приносит больше эффекта. Этой теме мы тоже должны уделять очень серьезное внимание.

И сейчас мы перестраиваем частично систему тарифов Пенсионного фонда с тем, чтобы на вредных рабочих местах платили дополнительные взносы в Пенсионный фонд, тем самым компенсируя расходы, в том числе, и на досрочные пенсии. Далее мы предполагаем систему соцстрахования все больше и больше связывать с теми условиями труда, в которых работник работает, которые ему обеспечивает работодатель. Там и условия труда, и риски здоровья, и риски возможных последующих ситуаций. Там будут выстраиваться еще большие дополнительные тарифы страховых взносов во внебюджетный фонд.

Мы присоединимся к инициативе Международной организации труда о нулевом травматизме и будем в этом очень серьезно продвигаться.

И третий момент, о котором я хотел бы сказать. Многие говорят о том, что нам грозит очень большая безработица, придут роботы. Мир, конечно, меняется и роботы придут, они уже рядом с нами. И мы иногда смотрим на это консервативно, думая, что все будет изменяться таким же образом. Мы с вами не знали еще 10 лет назад, что будет сегодня. Точно не знали. Мы представляли, наверное, что будет происходить цифровизация, будут внедряться различные электронные технологии, большие данные. Но как точно это будет внедряться и в чем будет применяться? Наверное, не надо пытаться ответить на этот вопрос, надо оперативно реагировать.

Давайте посмотрим на девятнадцатый век. Сколько люди работали? По 12, по 14, по 16 часов. Сейчас уже стандарт двадцатого века – 8 часов в день, 40-часовая рабочая неделя. Есть ряд стран, в которых работают меньше. Но двадцатый век – это век 8-часового рабочего дня. Как правило, стандарт, норма. Может быть, в двадцать первом веке будет стандарт – четыре часа. Может быть, пять–шесть, не знаю. Может быть, когда-нибудь мы будем за два часа всё отрабатывать, а дальше заниматься своими делами. Но это не будет означать, что будет падать зарплата. Как я уже сказал, стоимость труда должна расти и мы должны в этом направлении двигаться. Мы должны думать о хорошем, о перспективах, о том, что мы должны меньше работать и гораздо больше уделять времени своей семье. Потому что демографические проблемы, между прочим, для многих развитых стран являются очень серьезным риском. В большинстве стран Западной Европы максимум полтора ребенка на семью. Это очень мало. Наверное, времени всем не хватает, всё занимает работа. Считаю, надо пересмотреть этот вопрос. Спасибо.

Источник